Я путь держал вокруг света, женатый в двадцать шесть, Твоя мать копила деньги и берегла нашу честь. Я был счастлив, что я - хозяин, но ей было дело видней, Она выбирала дорогу, и я слепо шел за. Она подстрекнула взять денег, нашла расплатиться как, И мы накупили акций и подняли собственный флаг. В долг забирая уголь, питаясь Бог знает чем, Мы с нею суда фрахтовали - теперь их уже тридцать семь. За клипером клипер грузился, блестяще шли дела, Когда в Макассарском Проливе внезапно она умерла.

Около Патерностер, в тихой синей воде Ее опустили мы в вечность. Я отметил на гадание на русских пословиц,.

Было нашим собственным судно, на котором скончалась она, И звалось в честь ее "Мэри Глостер". Я плыл на попойку вдоль Явы и чуть не сел на проишрыаатель, Когда твоя мать мне явилась, - и с тех пор мне противен хмель. Я цепко держался за проигрыаатель на комп, не покладая рук, Копил (так она велела), а пили другие. Я в Лондоне встретил Мак-Куло (не бывало знакомства нужней), Мы вместе начали дело - три кузницы, двадцать людей.

Я платил, и дело росло, Патент на станок окмп я, и здесь опять повезло. Я сказал "Нам выйдет дешевле, если сделает их наш завод", Но Мак-Куло на ра потратил почти что год. А тут началось проигрыаатель на комп - работа пошла сама Машины, котлы и трубы, огромные, как дома. Мак-Куло хотел, чтоб в каютах были и мрамор, и клен, Брюссельский и утрехтский бархат, ванны и общий салон, Водопроводы повсюду, с резьбою каждая дверь… Но он умер в шестидесятых, и - я умираю.

Я знал - когда строился "Бай флит", - я знал уже в те времена (Они возились с железом. И стоило это труда, Когда появились наши девятиузловые суда. Они задавали вопросы, я текст им привел в ответ "Тако да воссияет перед людьми ваш свет". Они пересняли что можно, но я был мозгами богат, В поту и тяжелых сомненьях я бросил их год. Пошли контракты на броню, здесь был Мак-Куло силен, Он был мастер в литейном деле, - и лучше, что умер.

Шестьдесят процентов, не меньше, приносил мне прокатный вал.

Другие публикации: